[На главную страницу НБ-Портала] [О проекте] [НБ-идеология] [Фотоархив] [НБ-Арт] [Музыка]


 

ИРЛАНДСКАЯ РЕСПУБЛИКАНСКАЯ АРМИЯ

 

Рихард Шапке, перевод с немецкого

 

 

Часть восьмая. Путь к соглашению страстной пятницы

 

1. Перемирие   и переговоры

 

 Перемирие от 31 августа 1994 г. Внутри ИРА было встречено вовсе не единодушием. Двое из семи членов Армейского совета голосовали против. К тому же перемирие не рассматривалось как постоянное, так решение о подобном могло принимать только Армейское собрание, а значит конференция делегатов частей. Недовольных внутри ИРА заставили замолчать специальные подразделения, подчиняющиеся командованию батальонов. Любая критика перемирия подавлялась при помощи голого насилия. Ещё одной отдушиной для «хулиганствующих элементов» ИРА представляли собой акции по наказанию наркоторговцев и преступников – число подобных акций теперь быстро увеличивалось. Подпольная армия стала парагосударственной силой по наведению порядка, конкурирующей с КОП. Поскольку выстрелы как нарушение перемирия исключались, увлекались жестокими избиениями, «панишмент битингз» (в 1994 г. Таких было зафиксировано 32, в 1995 г. – 141, в 1996 г. – 172). Также жертвами избиений становились критики этого сурового правосудия из рядов СДЛП. Выходом для амбиций боевиков ИРА стало прямое действие против наркотиков. Под этим предлогом ИРА обрушилось на резко увеличившуюся наркоторговлю в Северной Ирландии и независимой Ирландии и к 2001 г. Ликвидировало около 15 наркодилеров. К 1998 г. Более чем 1 тыс. чес. Повиновались приказам ИРА о высылке. Также усилилась гражданская администрация Шинн Фейн как государство в государстве.

В длившейся с 1969 г. гражданской войне на Британских островах 3446 чел. лишились жизни, имелось также 35 тыс. раненых. В североирландских тюрьмах находилось 1920 узников, из них только 759 в тюрьмах высшего уровня безопасности в Мэйз. Среди этих заключённых насчитывалось 700 республиканский и 400 лоялистских боевиков. Более чем 60% всех североирландских заключённых сидело за террористическую деятельность. Наряду с 19 тыс. солдатами и 13835 полицейскими в это время на 3,7 способных носить оружие католиков в возрасте 16-44 лет приходился один агент безопасности.

14 октября 1994 г. лоялисты из Ассоциации защиты Ольстера и Ольстерских добровольческих сил прекратили свои операции. В конце октября британский премьер Джон Мэйджор выдвинул рабочее предложение, чтобы ИРА объявила о длительном перемирии, на основе которого можно вести переговоры. Юнионисты требовали разоружения ИРА как предпосылки для равноправных переговоров, в то время как республиканцы и не думали выпускать из рук своё средство давления. Предварительная сдача оружия была равносильна капитуляции, и подобное разоружение было не в традициях республиканцев. По окончанию кампании оружие закапывалось или выкидывалось, но никогда не передавалось другой стороне. В довершение всего, Шинн Фейн категорично утверждала, что она не имеет никакого влияния на позиции ИРА. Партия, представлявшая немалое число североирландских избирателей, всё же никоим образом не могла быть исключена из переговоров.

В качестве жеста доброй воли в ноябре британцы вывели пару слабых частей из Северной Ирландии и начали освобождение сидевших по тюрьмам членов ИРА. Однако процесс освобождения был прекращён, после того как группа боевиков ИРА застрелила служащего при грабительском нападении на почтамт в Нюри. И всё же 9 декабря 1994 г. британское правительство впервые после объявленного перемирия вступило в переговоры с Шинн Фейн, отказавшись, однако, от переговоров на уровне министров. Мэйджор и его ирландский коллега Брутон 22 февраля 1995 г. подписали «фреймуорк докьюмент», рамочное соглашение по Северной Ирландии. Оба государства обещали уважать волю населения в отношении государственной принадлежности. Договор предусматривал переговоры со всеми партиями, создание парламента, учреждение общих ирландско-свероирландских органов с частично исполнительной властью, изменение Акта об управлении Ирландией и изменение ирландской конституции. Верховная власть британской нижней палаты над Северной Ирландией упразднялось. В ответ Дублин удалял параграфы о воссоединении из своей конституции. В соответствии с британскими планами североирландский парламент должен был состоять из 90 депутатов, избранных по пропорциональной системе. Налоги и полиция оставались первоначально в ведении британского правительства. По вопросу разоружения конфликтующих партий все дальнейшие шаги потерпели неудачу. ИРА отказывалась первой сдать оружие, как требовали протестанты и Лондон. Брутон, известный как Джон Юнионист, планировал путём уступок стащить протестантов с их неподвижной позиции, что с самого начала было обречено на неудачу.

 В марте британцы вывели другие части из Северной Ирландии и прекратили ночные патрули в Белфасте. В приграничных районах присутствие армии сохранилось и далее, так как здесь противодействовали беспрепятственному вооружению ИРА и хотели держать под контролем тех боевиков, которые выступали против перемирия. 10мая британское правительство и Шинн Фейн провели первые с 1972 г. официальные переговоры на уровне министров. Спорным было требование Лондона провести разоружение ИРА в качестве предпосылки для переговоров. Экс-премьер Ирландии Рейнольдс заявил, что он никогда бы не подписал «Декларацию Даунинг-стрит», если бы ему было известно требование британцев об одностороннем разоружении. Ввиду присутствия вооружённых до зубов протестантов для католической стороны разоружение перед заключением удовлетворительного и устойчивого соглашения не стояло на повестке дня.

В качестве минимальных требований у республиканцев сформировались невозвращение к беззащитному состоянию католической общины и невосстановление Протестантского государства. Без освобождения пленных и реформы КОП сдача оружия была равносильна капитуляции. Лондон и юнионисты не поняли, что ИРА объявила о перемирии в своих собственных глазах с позиции силы. Между тем, для временных при более длительном перемирии становилось всё труднее возобновить борьбу, кроме того, угрожал откол радикального крыла. При расколе Лондон мог бы относительно просто подавить готовое продолжать борьбу крыло.

В заявлении ИРА касательно всё ещё стоящего на месте переговорного процесса об участии Шинн Фейн в переговорах по Северной Ирландии в сентябре 1995 г. сказано: «Вся тема разоружения представляет собой осознанное отвлечение внимания и тактику затяжек и проволочек со стороны британского правительства, которая не заслуживает веры. Правительство Джона Мэйджора в достаточной мере знает англо-ирландскую историю, чтобы понимать, что нет никакой возможности разоружения, кроме как часть договора».

28 ноября Мейджор и Брутон согласились пойти на компромисс по североирландскому вопросу. Так как Лондон настаивал на разоружении ИРА, что Дублин считал невыполнимым, следовало создать международную комиссию. Эта комиссия под руководством сенатора США Джорджа Митчелла, близкого доверенного лица Билла Клинтона, имела задачу разработать рекомендации по надзору за разоружением конфликтующих сторон. По проекту, изложенному в докладе Митчелла, в феврале 1996 г. должны были стартовать переговоры с участием всех партий. В том же году британцы освободили 88 республиканских и лоялистских военнопленных. Условно-досрочное освобождение при хорошем поведении было увеличено наполовину – и две трети из 500 республиканских военнопленных в таком случае в 2000 г. сидели бы ещё в Мэйз. Кроме того, недовольству способствовало ужесточение условий содержания для республиканцев, находившихся в английских тюрьмах.

В конце ноября Билл Клинтон первым из американских президентов посетил североирландскую столицу Белфаст и Дерри. Как до этого в Лондоне, а затем в Дублине, он и здесь призывал к миру. На Фоллз-роуд видный гость совершенно неслучайно встретился с председателем Шинн Фейн Джерри Адамсом. Политическое давление США на Лондон увеличивалось: американские ирландцы составляли одну из крупнейших групп избирателей в США, а в 1996 г. предстояли президентские выборы. В середине декабря начала свою работу международная комиссия во главе с генералом Шастеленом из Канады. Однако ИРА ещё раз заранее отказалась от разоружения.

Комиссия Митчелла 24 января 1996 г. представила свой заключительный доклад. Республиканские и лоялистские боевики согласно Митчеллу были обязаны конструктивно принять участие в полном и поддающемся контролю разоружении как части переговорного процесса сучастием всех партий. Это обязательство всё же не включало сдачу оружия перед началом переговоров. Все участники переговоров должны были придерживаться демократического и мирного разрешения конфликта, произвести полное разоружение боевиков и положить конец акциям по наказанию преступников. Мэйджор решился всё же на выборы североирландского регионального собрания, что отодвигало начало переговоров по меньшей мере на два месяца. Делегаты, избранные на этот национальный форум, должны были одновременно войти в делегации для переговоров, что ослабило бы позиции Шинн Фейн ввиду перевеса юнионистов. Кроме того, Лондон настаивал на сдаче оружия в качестве предварительного условия для переговоров. Лидер СДЛП Джон Хьюм упрекал премьера в нижней палате, что для него более ценны девять голосов юнионистов в парламенте (они были нелишними для обеспечения большинства для консервативного правительства), чем мирный процесс в Северной Ирландии.

2. Последний круг

 

 Армейский совет ИРА сделал выводы из деструктивной позиции Лондона. 9 февраля 1996 г. в лондонском Доклендзе взорвался огромный заряд ИРА, при этом было 2 убитых, 100 раненых и около 250 млн. марок ФРГ материального ущерба. Одновременно верховное командование ИРА заявило о прекращении перемирия. «Лишь с большой неохотой руководство ИРА извещает, что полное прекращение всех военных операций заканчивается сегодня вечером в 18 часов. Как мы объяснили 31 августа 1994 г., при помощи перемирия мы хотели способствовать демократическому мирному процессу и подчёркивать наше решительное участие ради его успеха… Вместо того чтобы присоединиться к мирному процессу, британское правительство вело себя неискренне. Мэйджор и лидер юнионистов упустили шанс на разрешение конфликта. За прошедшие 18 месяцев в лондонском парламенте партийные и сектантские интересы постоянно ставились выше прав ирландского народа. Используя эту благоприятную возможность, мы хотели бы подтвердить нашу решительную приверженность целям республиканского движения. Разрешение конфликта в нашей стране требует всеохватывающего урегулирования через переговоры. Но оно невозможно, пока британское правительство не признает своей ответственности. Вина за то, что ирландский мирный процесс до сих пор терпел неудачу, однозначно лежит на Джоне Мэйджоре и его правительстве. Чтобы не допустить акций возмездия со стороны лоялистов, ИРА сделала акцент на британской митрополии, так чтобы ОДС и АЗО продолжали соблюдать перемирие.

Несмотря на возобновление военных операций, в конце мая 1996 г. были проведены выборы на североирландский Национальный форум. С 15,5% и 17 из 100 мест Шинн Фейн показала свой до сих пор лучший результат. В четырёх избирательных округах республиканцы смогли обойти буржуазную СДЛП, и в Белфасте Шинн Фейн была, пожалуй, сильнейшей партией. В Западном Белфасте 53,4% населения голосовало за республиканцев и 26,5% за СДЛП. Другими цитаделями были Северный Белфаст с 19%, Мид-Ольстер с 29,6% и Фермана/Южный Тирон с 24,2%. Во всех трёх избирательных округах республиканцы разгромили СДЛП. За СДЛП они шли с 25,7% в Дерри к западу от Фойлза, с 28,1% в Западном Тироне и с 25,6% в Ньюри/Южный Арма. По сравнению с выборами в нижнюю палату 1992 г. показатели СДЛП упали с 184445 голосов и 23,5% до 160786 голосов и 21,4% (21 место), в то время как Шинн Фейн прибавила с 78291 до 116377 голосов. 10 июня 1996 г. стартовали переговоры всех партий без перемирия со стороны ИРА и поэтому без Шинн Фейн.

15 июня боевики ИРА зажгли чудовищный заряд в 1500 кг смеси солярки и удобрений во время чемпионата Европы по футболу в пешеходной зоне Манчестера. Заряд занимал полный кузов грузовика. Городской центр на площади 1,5 кв.км лежал в руинах, было 200 раненых. Так как не был использован Semtex, речь шла о явном предупреждении Мэйджору, какие удары способна по-прежнему наносить ИРА. Благодаря своевременному предупреждению со стороны подпольной армии удалось эвакуировать 75 тыс. человек. Вскоре после этого британские казармы в Оснабрюке были обстрелены из миномёта.

В июле 1996 г., во время маршинг сизн, когда протестанты отмечали победу над католическим королём  Джеймсом в конце XVII в. И этим подчёркивали протестантский характер Северной Ирландии, дело дошло до яростных беспорядков. Вопреки сопротивлению местных жителей-католиков полиция силой расчистила протестантам путь в Гарвахи Роуд в Портадауне, что побудило одного католика к часто цитируемому замечанию: «Мы граждане не второго, но третьего класса. В этой стране мы белые негры». Шон Мэллон, вице-президент СДЛП, в нижней палате упрекнул британское правительство, что оно капитулировало перед «драчунами с перевязями». Марш из Дрюмкри разрушил с трудом достигнутое доверие в Северной Ирландии. Дело дошло до жёстких столкновений между католиками и полицией, и СДЛП поддержало требование Шинн Фейн о роспуске североирландской полиции КОП. Для Адамса новые беспорядки были как раз во время, так как для успокоения добровольцев ИРА он сделал акцент на возвращении обратно общественных зданий и городского пространства для республиканского движения. Шинн Фейн хотела вернуться к уличной политике поздних шестидесятых годов и снова создать «свободные зоны». Для этого вполне подходила шумиха вокруг маршинг сизн. Кроме того, у республиканцев появился аргумент, что разоружение ИРА отдало бы католическое население на растерзание лоялистских толп.

В начале октября Хьюм и Адамс сделали британскому правительству новое предложение о переговорах: при присоединении Шинн Фейн к переговорам с участием всех партий ИРА немедленно объявит перемирие. Кроме того, ИРА будет придерживаться принципа постепенного разоружения после начала переговоров. После нападения на штаб британской армии в Лисбурне Мэйджор потребовал во время перемириявначале соблюдать время карантина, чтобы республиканцы доказали свою приверженность демократическим средствам. По неофициальным каналам британское правительство сообщало, что перед выборами в нижнюю палату не следует рассчитывать на успех. В декабре на дополнительных выборах тори потеряли два мандата и с ними большинство в нижней палате; партия была отдана на произвол юнионистов.

На выборах в британскую нижнюю палату, состоявшихся 1 мая 1997 г., консерваторы потерпели сокрушительное поражение от Лейбористской партии Тони Блэра. Шинн Фейн получила два мандата, но депутаты были исключены из нижней палаты, так как они не принесли обязательную присягу на верность королеве. Юнионисты потеряли своё ключевое положение в нижней палате. Первая рабочая поездка нового премьер- министра была в Белфаст, что придало разрешению конфликта в Северной Ирландии высочайший приоритет. Блэр исходил из того, что республиканцы ещё не имели ясного представления о будущем курсе. Их следовало интегрировать в политический процесс, чтобы облегчить им решение в пользу мирных средств.

Начался неудержимый подъём Шинн Фейн. На североирландских коммунальных выборах партия повысила свой показатель до 16,9%, при этом в Ньюри и Дерри она смогла отобрать большинство у СДЛП. В других четырёх избирательных округах юнионисты вследствие роста католического населения потеряли своё большинство. 6 июня Шинн Фейн впервые за десятилетия удалось отправить одного депутата в Дойл.

 

 

3. Переговоры в Северной Ирландии и последний раскол в ИРА

 

После дальнейшей серии терактов министерство по делам Северной Ирландии уверило Мартина Мак Гиннесса, что ни Лондон, ни Дублин не будут натаивать на разоружении ИРА в качестве предварительного условия для участия Шинн Фейн во всепартийных переговорах. Добровольное и двустороннее разоружение может быть осуществлено только в контексте продолжающихся переговоров. Только подлинное и однозначное перемирие со стороны ИРА даст Шинн Фейн возможность участвовать в запланированных на сентябрь переговорах. По требованию Адамса 20 июля 1997 г. Армейский совет объявил о новом перемирии: «Мы хотим продолжительного мира и поэтому готовы способствовать выработке демократического мирного договора в процессе честных переговоров». Недвусмысленно предписывалось возобновить перемирие с августа 1994 г. Джерри Адамс заявил в «Репабликэн Ньюс», что Шинн Фейн будет стремиться к максимальным политическим изменениям. Подразумевались новые переговоры на тему политических взаимоотношений между Северной Ирландией и Лондоном. Вместе Шинн Фейн, СДЛП, Дублин и американские ирландцы через соглашение могли бы открыть путь к объединённой Ирландии. Шинн Фейн по неофициальных каналам сообщала, что он могла бы одобрить принцип консенсуса и поэтому согласиться с сохранением Северной Ирландии в составе Соединённого Королевства, если бы договоргарантировал права католиков, дал бы им возможность участвовать в управлении Северной Ирландией и оставил бы открытым вариант воссоединения. Адамс и Мак Гиннесс должны были обеспечить это временное условие, чтобы достойно ответить на обвинение, что они якобы лишь зарятся на голоса и должности в штормонте, вместо того чтобы бороться за свободную Ирландию.

15 сентября 1997 г. в Белфасте начался первый раунд переговоров всех партий о будущем Северной Ирландии с участием Шинн Фейн. Со стороны протестантов отсутствовала Демократическая Юнионистская партия Пайсли, отказавшаяся в знак протеста против участия республиканцев. И всё же встретились важнейшие политические силы обоих лагерей, политические представители боевиков, а также правительств из Лондона и Дублина. Переговоры велись по трём проблемам: отношения внутри Северной Ирландии, отношения между Белфастом и Дублином и отношения между Ирландией и Великобританией. Соглашение должно было вступить в силу только в случае, если бы во всех трёх областях был достигнут консенсус. Согласно графику, переговоры должны были закончиться весной, чтобы в мае соглашение можно было выставить на референдум. После референдума предусматривалась ратификация парламентами в Дублине и Лондоне. Вплоть до последнего заседания перед рождественской паузой, состоявшегося 17 декабря, юнионисты и республиканцы даже не могли прийти к соглашению об общей повестке дня. В качестве мер доверия Лондон отправил находившихся в заключении в Англии активистов ИРА в Северную Ирландию, возобновил дело о Кровавом воскресенье и пригласил Адамса на Даунинг-стрит, 10.

30 ноября 1997 г. большинство членов Армейского совета одобрило мирный курс, но сторонники жёсткой линии во главе с бывшим оружейником Майклом Мак Кевиттом и его жены Бернадет Сендс-Мак Кевитт (сестры легендарного Бобби Сэндса) впоследствии откололись как Подлинная ИРА. Политическим крылом сторонников жёсткой линии стал Комитет независимости 32 графства. Сендс-Мак Квитт объявила компромисс с Лондоном предательством памяти мученика Бобби Сендса. Постоянная ИРА заставила о себе говорить благодаря настоящей серии террористических атак.

Вскоре после этого перемирие оказалось возможно в самом опасном кризисе, когда 27 декабря группа боевиков Ирландской армии национального освобождения ликвидировала в Мэйз ответственного за убийство по крайней мере 40 католиков Билли Райта, лидера отколовшихся от ОДС Лоялистских добровольческих сил. Перед этим несмотря на перемирие лоялисты убили 6 католиков, мужчин и женщин. Министр по делам Северной Ирландии Мо Моулем и Дэвид Тримбл из Ольстерской юнионистской партии немедленно выехали в Мэйз, чтобы уговорить Сэма Мак Крори, командира АЗО, находившегося в заключении, продолжать поддерживать перемирие. Ответом стала серия убийств таксистов-католиков в Белфасте. К началу февраля жертвами этого обмена ударами между сторонниками жёсткойлинии со стороны республиканцев и юнионистов стали 12 человек. И по две жертвы приходилось на АЗО и ИРА, поддерживающие перемирие. Участие в переговорах Шинн Фейн и Демократической юнионистской партии было временно приостановлено на 14 дней.

 

 

4. Соглашение страстной пятницы

 

Под влиянием ОЮП и Шинн Фейн 23 марта 1998 г. были возобновлены переговоры по Северной Ирландии. Председатель конференции американский сенатор Митчелл дал участвующим в конфликте сторонам срок до святого четверга, 9 апреля 1998 г., чтобы представить общий документ. После лихорадочных переговоров буквально в последнюю минуту 10 апреля 1998 г. было подписано соглашение страстной пятницы. Ирландия получила парламент из 108 депутатов. Он должен был избирать правительство, в котором были бы представлены все значимые партии. Большинство решений парламента требовало параллельного консенсуса, а значит, большинства в обоих лагерях. Белфаст и Дублин образовали в шести подлежащих голосованию сферах общеирландские органы Севера и Юга под контролем парламентов. Республика Ирландия убирала притязания на территорию Северной Ирландии из конституции. В Совете островов парламентарии из Шотландии, Уэллса и Северной Ирландии, а также представители правительств из Лондона и Дублина должны были обсуждать общие проблемы. Британское правительство учредило комиссию по равноправию для Северной Ирландии. Символы господства юнионистов следовало удалить из общественного пола, прежде всего, предусматривалась принципиальная реформа КОП. Боевиков следовало разоружить в течение двух лет. Параллельно с этим британская армия постепенно уходила, и КОП сокращала свои мероприятия по безопасности до мирного уровня. Поскольку организации соблюдали перемирие, всех находившихся в заключении боевиков следовало условно-досрочно освободить до 2000 г.

Договор признавал, что «только жители острова Ирландия» обладают право добиться воссоединения. Статус Северной Ирландии мог быть изменён только при согласии большинства населения. Ввиду постоянно растущей доли католического населения к 2010 г. Северная Ирландия будет иметь готовое проголосовать за воссоединение большинство, что могло повлечь за собой новую вспышку насилия с лоялистской стороны. Гражданская война в Северной Ирландии не закончена, а только приостановлена.

Предварительным условием для передачи власти юнионистам и республиканцам было использование исключительно мирных и демократических средств. Тримбл видел в этом предписание для ИРА разоружиться, в то время как Адамс заметил, что разоружение никоим образом не прописано в мирном договоре. ИРА не достигла своей политической цели – ухода британцев, а договор до определённой степени легитимизировал британское присутствие в Северной Ирландии. И всё же более чем 90% делегатов чрезвычайного партийного съезда Шинн Фейн 17 апреля проголосовали за соглашение страстной пятницы. Армейский совет ИРА уже перед подписанием одобрил его через Адамса. Референдум, проведённый 22 мая в Ирландии и Северной Ирландии, одобрил договор 94% и 71% голосов соответственно. В Северной Ирландии его поддержало 96% католиков, но, что показательно, 55% протестантов. Североирландское региональное собрание было избрано 26 июня 1998 г. Сильнейшей партией, как и следовало ожидать, оказалась Ольстерская юнионистская партия с 21,28% и 24 местами, за ней следовали католическая СДЛП с 21,99% и 21 мандатом и радикальная Юнионистская партия с 18,03% и 19 мандатами. На четвёртом месте закрепилась Шинн Фейн с 17,65% и 15 мандатами.

 

5. Северная Ирландия после заключения мира

 

 Радикалы продолжили свою борьбу против британского господства в Северной Ирландии и против соглашения страстной пятницы. Боевики Подлинной ИРА взорвали 15 августа 1998 г. в маленьком городке Омах автомобильную бомбу и превратили местность в руины. Шинн Фейн осудила бессмысленное нападение с 29 жертвами. Министр по делам Северной Ирландии Молэнд перед камерами потребовала от Временной ИРА принять меры против радикалов. Вскоре после этого активисты ИРА наведались к 40 известным членам Подлинной ИРА и настоятельно посоветовали бывшим товарищам под угрозой смерти прекратить какую-либо деятельность. Руководство Подлинной ИРА поддалось давлению и 8 сентября заявило о «бессрочном и полномасштабном» перемирии, которое всё же продержится до 1999 г. Впервые подпольная армия выступила в роли полицейской силы на службе у британцев, что привело к большому ожесточению. Медленный переток разочарованных «временных» в Постоянную ИРА и Подлинную ИРА всё же сохранялся и привёл к постепенному усилению этих организаций.

Основная проблема мирного процесса в Северной Ирландии заключается в том, что ИРА не собиралась распускаться. Но она и не может быть интегрирована в новые государственные структуры – это вменяется в обязанность Шинн Фейн как политическому крылу. ИРА никогда не принимала участия в диалоге и осталась в её созданном мире. В случае успешной реализации соглашения страстной пятницы в будущем для неё не найдётся места. Шинн Фейн требует включения добровольцев в состав вновь созданной североирландской полиции, но даже сама не верит в успех этого дела. Джерри Адамс и Мартин Мак Гиннесс принесли добровольцев Временной ИРА в жертву на алтарь соглашения страстной пятницы и попытки мирными средствами достичь воссоединения Ирландии.

Существует опасность, что ИРА пойдёт по тому же пути, что и протестантские боевики. После заключения соглашения страстной пятницы члены ИРА всё больше впутываются в преступления, связанные с контрабандой всех видов, и после установления перемирия усилилось тяготение к организованной преступности, так, можно прочитать о появлении республиканских террористов как наёмных убийц в Шотландии. Отдельные чёрные овцы уже открыто обратились к криминальным делам, например, в Дублине из бывших добровольцев ИРА возникло несколько банд. Рэкет в Северной Ирландии продолжает иметь место; добытые деньги местные части ИРА вкладывают в магазины и предприятия. С 1980 г. республиканцы получили по меньшей мере двузначные миллионные пожертвования прежде всего из США. Большая часть этих денег увеличилась с помощью крупных европейских банков и была вложена в земельные участки и акции, чтобы здесь работать на борьбу за свободу. К тёмной стороне относится то, что лидеры республиканцев, такие как Джерри Адамс или начальник штаба Мёрфи привыкли к по-настоящему роскошному образу жизни и значительно отдалились от католических низших слоёв. Как уже указывалось выше, угроза соглашению страстной пятницы в большей степени исходит не от республиканских радикалов, а от лоялистских подпольных организаций. Североирландские протестанты никогда не согласятся на интеграцию в общеирландское государство и ответят вооружённым насилием. После подписания соглашения страстной пятницы лоялисты не канули в небытье, но усилились благодаря массовому притоку новых протестантских добровольцев. Прежде всего в сосредоточие недовольных превратились ОДС и АЗО. В то время как после правления Тэтчер католическая часть населения воспользовалась значительными экономическими улучшениями, британское правительство с пренебрежением относилось к положению широкого протестантского низшего слоя. В страдающих от массовой безработицы и нехватки жилья лоялистских рабочих кварталах, чьи жители видят себя к тому же в окружении процветающих католических районов, надвигается опасный социальный взрыв.

Североирландское общество сегодня это британско-ирландское образование, которое по-прежнему слишком мало принимает в расчёт ирландские традиции и политические, социальные и культурные права католического меньшинства. Будущее Северной Ирландии в краткосрочной и среднесрочной перспективе должно заключаться в том, чтобы произвести полное уравнивание общин и их традиций. Это потребовало бы всеобъемлющей демократизации и уничтожения всех дискриминационных структур, что, конечно, потрясло бы традиционное самосознание жителей этого государства и его историческую легитимизацию – и поэтому существование самого государства, также отождествление протестантской общины с североирландской государственностью и союзом основывается в первую очередь на гарантии доминирующего положения. Соглашение страстной пятницы явилось результатом общественной усталости, а не воли к миру. Пока раскол не преодолён, провинция находится в промежуточном между миром и войной состоянии.


(На главную страницу) (Стань другом НБ-Портала!) (Обсудить на форуме)

Rambler's Top100