[На главную страницу НБ-Портала] [О проекте] [НБ-идеология] [Фотоархив] [НБ-Арт] [Музыка]


ИРЛАНДСКАЯ  РЕСПУБЛИКАНСКАЯ АРМИЯ

Рихард Шапке, перевод с немецкого Андрея Игнатьева

Часть вторая. Пасхальное восстание, гражданская война и двадцатые годы

Ирландцы и ирландки! Во имя Бога и ушедших поколений, от которых она унаследовала свои старые национальные традиции, Ирландия призывает вас  нашими устами под свой флаг и начинает войну за свою свободу.

 Её сыны проходили военное обучение в тайной революционной организации, Ирландском Республиканском Братстве, и в своих легальных военных организациях, «Ирландских добровольцах» и «Гражданской армии»; они терпеливо прививала  себе дисциплину. Полные решимости, они ждали подходящего момента, чтобы выступить в открытую, и теперь они пользуются этим моментом, при поддержке своих  братьев, находящихся в изгнании в Америке, и храбрых союзников в Европе, но прежде всего рассчитывая на свои собственные силы и испытывая полную уверенность в победе.

Мы заявляем, что народ Ирландии обладает правом владеть своей страной и быть хозяином своей собственной судьбы, обладая суверенитетом и неприкосновенностью. Долгая узурпация этого права чужим народом и иностранным правительством не лишила нас его и никогда не сможет лишить, если только через уничтожение ирландского народа. Каждое поколение ирландцев требовало своего права на национальную свободу и суверенитет; семь раз за прошедшие два столетия ирландцы требовали его с оружием в руках. Исходя из этого права, мы снова беремся за оружие, перед всем миром заявляем о своем притязании и сим провозглашаем Республику Ирландия суверенным и независимым государством; мы посвящаем наши жизни и жизни наших соратников её свободе, процветанию и  достойному месту среди народов мира.

Республика Ирландия обладает правом – и сим притязает – на верность каждого ирландца и каждой ирландки. Республика гарантирует религиозные и гражданские свободы, равные права и возможности для всех своих граждан и заявляет о своей решимости добиваться счастья и благополучия для всей нации и всех её частей, одинаково высоко ценить всех детей нации и забыть о различиях, которые старательно пестовало иностранное правительство и которые в прошлом отделили меньшинство от большинства. Пока при помощи нашего оружия мы не добьёмся того, чтобы установить постоянное национальное правительство, которое, будучи избранным всеми мужчинами и женщинами, будет представлять весь народ Ирландии, военными и гражданскими делами республики будет управлять  учрежденное сим Временное правительство.

Мы помещаем дело Республики Ирландия под защиту Бога  Всевышнего, призываем его благословение на наше оружие и молимся, чтобы никто, кто служит нашему делу, не запятнал его трусостью, бесчеловечностью или грабежом. В этот решающий час ирландская нация благодаря своей храбрости и дисциплине и благодаря готовности своих детей принести себя в жертву ради общего благополучия должна доказать, что она достойна прекрасного будущего, которое ей суждено.

 

Подписано Временным правительством, Томас Дж. Кларк,  Шон МакДиармада, Томас МакДона, П.Х. Пирс, Имон Синт, Джеймс Коннолли, Джозеф Планкетт

 

1.  Пасхальное восстание в Дублине

 

С оглашением этой прокламации 24 апреля 1916 г. началось ирландское Пасхальное восстание в Дублине. Руководимые Патриком Пирсом 1600 восставших из числа «Ирландских добровольцев» и социалистической «Гражданской армии» надеялись на то, что восстание станет сигналом к подъему всей Ирландии. Они были с самого начала обречены – еще одно жертвоприношение в столь богатой героическими жертвами ирландской истории.  В провинциях к восстанию не велось никакой подготовки, и население Дублина в  своей массе не поддержало в их глазах немотивированный бунт. Многие ирландцы-католики служили добровольцами в британской армии, кроме того, почти каждый третий житель ирландской столицы был пробритански настроенный протестант. Очень негативную реакцию вызвали грабежи и погромы, устроенные люмпен-пролетариатом.

Британцы направили 20 тыс. солдат под командованием генерала сэра Джона Максвелла и с безжалостной жестокостью подавили восстание к 30 апреля. В то время ка погибло 106 британских солдата, свою смерть нашли 59 повстанцев. Британцы превратили целые улицы в руины, на совести их солдатни тяжелые эксцессы против католического гражданского населения – около 300 ирландцев было убито, а 2000 ранено. Максвелл  ввел военное положение и  произвел массовые аресты предполагаемых сторонников мятежа. Из 3326 арестованных ирландских республиканца 1862 были отправлены в концлагеря в Англию и Уэллс. Военно-полевые суды победителей вынесли 90 смертных приговоров, из которых 15 были приведены в исполнение; к этому добавилось 183 приговоренных к лишению свободы. От залпов расстрельных команд британских колонизаторов пали Томас Дж. Кларк, Патрик и Уильям Пирсы, Томас Мак Дона, Джозеф Планкетт, Эдвард Дейли, Майкл ОʼХара, Джон МакБрайд, Имон Синт, Майкл Малин, Кон Колберт,  Шон Хьюстон,  Шон МакДиармада и Джеймс Коннолли. Лидер социалистов написал перед своей казнью: «Социалисты не поймут, почему я здесь. Они  забывают, что я ирландец». Сэр Роджер Кейзмент, хотя он был совершенно непричастен к восстанию, был казнен в Лондоне в Галгене как государственный изменник. В Корке британцы застрелили Томаса Кента, который при аресте оказал сопротивление и убил полицейского. «В мировой истории эти ирландские мечтатели снова доказали силу чистой идеи против грубого насилия. Ибо после этой попытки революции ирландская идея, казавшаяся погребенной под «руинами столицы, снова охватила страну» (М. Дж. Бонн).

Джон Редмонд, руководитель умеренной Объединенной  ирландской национальной партии (ОИНП) вопреки предостережению своего  находящегося в Дублине представителя Джона Диллона в резких выражениях осудил Пасхальное восстание. Земельный аристократ не имел никакого представления об эксцессах победителей и о пробудившихся чувствах массы  католических бедняцких масс. Ирландская буржуазия оказалась напуганной восстанием и разрушениями, но жестокость британцев толкнуло массы в руки Ирландского Республиканского Братства и радикальных националистов из Шинн Фейн. Храбрая борьба восставших вызвала у большинства ирландцев явное восхищение, критиковали исключительно необдуманное в тактическом отношении время. В апреле 1916 г. поток ирландских добровольцев в британскую армию окончательно прекратился. Католическая милиция, радикально настроенные «Ирландские добровольцы», насчитывали теперь 15 тыс. чел., но каждую неделю одна тысяча новых бойцов спешила под их знамёна. Британцы вынуждены были держать в Ирландии 40 тыс. солдат из оккупационных войск. Все организации девятимиллионной ирландской диаспоры в Америке теперь безоговорочно встали на сторону республиканцев.

Вскоре в нижней палате парламента Джон Диллон открыто защищал участников Пасхального восстания. Теперь юнионисты видели, что подтвердилось их подозрение, что ОИНП делает с республиканскими экстремистами общее дело и является изменнической партией. Ллойд-Джордж как представитель премьера Асквита вел переговоры с Редмондом и лидером юнионистов сэром Эдвардом Карсоном. Католики получили устные обещания, что Ольстер только временно будет отделен от Ирландии, юнионистам правительство, напротив, письменно обещало, что закон о гомруле их не коснется.

В июле 1916 г. Ремонд согласился  на временное отделение нынешней Северной Ирландии – поскольку Лондон, наконец, ввел   самоуправление Ирландии. К четырем графствам с преимущественно протестантским населением, Антрим, Арма, Дерри и Даун. должны были добавиться преимущественно католические Фермана и Тирон. В Северной Ирландии католическое меньшинство составляло 424 тыс. чел., а в Южной Ирландии протестанты насчитывали 277 тыс. чел. Требование отделения навсегда, выдвигаемое юнионистами, привело к срыву переговоров.

 

2.  Подъем Шинн Фейн

 

С лета 1916 г. британцы смягчили оккупационный режим и освободили многих арестованных весной ирландских республиканцев, хотя процесс освобождения затянулся до середины 1917 г.  И все же  подъему Шинн Фейн уже нельзя было воспрепятствовать. 5 февраля 1917 г. на дополнительных выборах республиканцы одержали победу в 14 округах. На сторону  экстремистов стало как раз сельское население, так как вызванное войной процветание ограничилось промышленными областями, сюда же добавилось низшее католическое духовенство. 19 апреля 1917 г. Шинн Фейн на партийной конференции в Дублине потребовала полной независимости для всей Ирландии. Все средства вплоть до вооруженной борьбы были признаны законными для дела национального освобождения. Кроме того, партия приняла участие в предвыборной борьбе, но отказом от мест в нижней палате выразила свое презрение к британским властям. Последняя попытка умеренных отыскать разрешение ирландской дилеммы состоялась без республиканского участия, и Шинн Фейн уже образовала нелегальное временное правительство.

В октябре 1917 г. милиционеры из числа «Ирландских добровольцев» и ИРБ официально присоединились к движению. На этом объединительном съезде республиканцев в Дублине новым главой партии был избран Имон де Валера, бывший во время Пасхального восстания командиром батальона. Занимавший до сих пор пост председателя стал его заместителем. Курс Валера был направлен на то, что когда-нибудь ирландцы на референдуме проголосуют  за полное отделение от Соединенного Королевства. В резолюции Шинн Фейн признала право рабочего класса на справедливое обращение и достаточную заработную плату. Республиканские и социалистические активисты должны были образовать авангард движения, чтобы в конце концов после своего успеха стать большинством. Недоверие социалистов все же не могло быть полностью рассеяно, и масса рядовых партийцев начинает отчасти самостоятельно выступать с лозунгами захвата земли и экспроприации крупных земельных собственников.

С начала 1918 г. Майкл Коллинз реорганизовал соединения «Ирландских добровольцев», из которых теперь возникла Ирландская Республиканская Армия. В апреле социалисты и республиканцы организовали мощную всеобщую забастовку против введения всеобщей воинской повинности. Юнионист Гринвуд, глава администрации в Ирландии, предупредил ставшего в 1916 г. премьер-министром Ллойд-Джорджа, что вместо ирландцев он с таким же успехом может призывать в британскую армию немцев. Из протеста многочисленные депутаты ОИНП покинули британскую нижнюю палату и присоединились к Шинн Фейн, которая таким образом постепенно распадалась на умеренное и радикальное крыло. Хотя 18 мая 1918 г. британцы запретили Шинн Фейн до конца войны, и 150 руководителей республиканцев вплоть до де Валера и Гриффита были арестованы, военную повинность в Ирландии ввести так и не удалось. Лондон вынужден был в среднем держать на острове почти 90 тыс. солдат, чтобы воспрепятствовать открытому восстанию.

После краха Германии многие ирландцы надеялись, что провозглашенное победителями право народов на самоуправление распространится также и на них. Президент США обнадеживал все же ирландских посланцев Лигой наций и заявил, что реализация права на самоуправление зависит от согласия главных союзных держав-победительниц. На послевоенных выборах, состоявшихся 14 декабря 1918 г., Шинн Фейн получила 73 из 103 ирландских мандата в нижней палате.

У юнионистов было 26 мандатов, из которых 23 приходилось на Ольстер. Между обоими готовыми на все блоками ОИНП превратились в мелкую группу, а ее лидер Джон Диллон уступил свое место от Майо Имону де Валера. Между тем у ОИНП было 6  мандатов, из которых 4 от Ольстера, где республиканцы уступили в своих католических избирательных округах (к ним добавились 2 депутата из района Ливерпуля, где было много ирландцев). Республиканские депутаты не заняли свои места в Вестминстере, и 21 января 1919 г. часть этих депутатов в дублинском Мансьон Хаузе объявила себя представительством ирландского народа – Дойл Эрен. К этому времени уже 40 из 73 депутатов-республиканцев уже сидели в британских тюрьмах и концлагерях.

 

3. Восстание против Великобритании

 

Почти одновременно, начавшись с перестрелок в Типперери, в Ирландии разгорелась гражданская война, и столкновения ИРА с британскими войсками и юнионистской милицией УВФ разрастались на глазах. Социалистические профсоюзы поддержали повстанцев ИРА забастовками. Хотя 1 апреля 1919 г. де Валера был избран главой ирландского государства (Приом-Эр), в октябре британские власти снова объявили Шинн Фейн вне закона и отдали приказ арестовать всех депутатов Дойла. ИРА ответила волной террористических нападений и засад, к чему добавился новый крестьянский бунт (против которого частично выступало буржуазное крыло партии) против крупных земельных собственников.

В декабре 1919 г. Ллойд-Джордж представил свой Закон об управлении Ирландией, фактически новый билль о гомруле. Согласно ему шесть графств провинции Ольстер отделялись от остальной Ирландии и получали свой собственный парламент в Белфасте. В этом случае Лондон подчинился юнионистскому счету: отделение всех девяти графств привело бы к образованию слишком сильного католического элемента, но четыре протестантских графства не имели бы никакой достаточной политической и экономической основы. Так обеспечивали себя промышленно развитыми районами Ирландии и при этом могли опираться на лояльное в большинстве своем население.  Таким образом Великобритания могла сохранить надежную базу на жизненно важным морском пути в Северную Америку. Планировалось создание Совета Ирландии, которому бы оба ирландских государства после улучшения политического климата уступили бы полномочия, чтобы в конце концов провести воссоединение. Кроме того, Ирландия должна была направлять депутатов в британскую нижнюю палату. Остров и далее оставался под властью британской короны и таким образом должен был стать доминионом наподобие Канады. Премьер сделал ясным, что раздел не означает окончательного решения.

Когда 31 марта 1920 г. Ллойд-Джордж внес Закон об управлении  Ирландией в нижнюю палату, с начала года произошло 1089 нападений партизан ИРА, из них только 95 в Ольстере.  Для усиления армии и Королевской ирландской полиции британцы отправили на остров добровольческие части, чья жестокость привлекла всеобщее внимание. Только в июле столкновения перекинулись на Белфаст, где в последующих два года в уличных боях погибнут 435 человек. 416 убитых были гражданскими лицами, из них 257 католиков и 157 протестантов. В Ольстере дело дошло до настоящих погромов против католического населения. Из 93 тыс. католиков Белфаста 11 тыс. были лишены их рабочих мест, 23 тыс. вынуждены были оставить свои дома, и более чем 500 католических предприятий были разграблено. Вне Белфаста в Ольстере погибло 104 человека, и среди 61 гражданского было 46 католиков. Только в 1925 г. в Белфасте удалось снова создать батальон ИРА. Гражданская война разгоралась на глазах, при этом дело дошло до беспорядочных убийств католиков и протестантов.

Личный «взвод» Майкла Коллинза отличился здесь жестокостью и четкостью ударов. Британцы ответили суровыми карательными мероприятиями: города Корк и Дублин были взяты в результате операций регулярных войск. В феврале 1921 г. Имон де Валера лично подал жалобу в нижнюю палату касательно жестокости оккупационных войск. Пытки пленных, убийства детей и изнасилования были обычным делом, и британцы намеренно опустошали важные в сельскохозяйственном отношении районы. В то время как ИРА парализовала транспортную сеть, Англия разрушала экономическую инфраструктуру. Уже весной 1921 г. 100 тысячам ирландцев грозила голодная смерть, и британский главнокомандующий  Макреди успешно продолжал свою стратегию взятия измором.

В мае 1921 г. в обоих частях острова состоялись последние общеирландские выборы. В 26 графствах Южной Ирландии Шинн Фейн получила на безальтернативных выборах 124 из 128 мест, в то время как у партии в Северной Ирландии было только 6 из 52 мандатов. Республиканские депутаты обоих парламентов образовали теперь легендарный Второй Дойл и рассматривали исход выборов как решение в пользу независимости для всей страны; 4 депутата, не принадлежавших к республиканцам, на Юге создали новый парламент для Южной Ирландии и тотчас же отсрочили его заседание. Ольстерские юнионисты отказывали Дублину все же вправе говорить за всю Ирландию.

Летом 1921 г. в отношении военных действий образовалась патовая ситуация.  Британцы не могли поставить ИРА под контроль, а республиканцы, напротив, не были в состоянии изгнать превосходящих по мощи оккупантов с острова. Не в последнюю очередь по настоянию рассудительного Майкла Коллинза 11 июля 1921 г. в силу вступило перемирие, после чего последовали переговоры. Коллинз видел в  Законе об управлении Ирландией промежуточный этап на пути к независимости, в то время как экстремисты Валера цеплялись за свои представления о свободной общеирландской республике. К  этому моменту на войне погибло 700 добровольцев ИРА. Одновременно Англия начала разрыв своих  административных отношений с Южной Ирландией, чтобы после себя оставить в Ирландии хаос.

 

3.  Гражданская война

 

6 декабря 1921 г. после длительных переговоров и военных угроз Лондона британцы и ирландцы пришли к соглашению. Южная Ирландия стала почти независимым доминионом с собственной администрацией и законодательством, а также с полной финансовой и экономической автономией. Новорожденное Свободное Ирландское государство могло, правда, создать свою армию, но оборону страны осуществлял Королевский флот. Депутаты Дойл Эрена должны были из вежливости присягать британской короне.  В принципе, Лондон признавал право ирландцев на национальное единство, так как договор определенно действовал для всего острова. Дублин признавал юнионистское правительство в Белфасте. Если оно захотело бы остаться в составе Великобритании, то должно было выйти из договора, после одногодичного испытательного  срока объявить о своей независимости и одобрить создание пограничной комиссии по согласованию демаркационной линии. Фактически, Северная Ирландия вышла из договора на следующий же день – работа партийной пограничной комиссии позднее укрепляло исключительно подчинение католических окраин четырем протестантским графствам. Напрасно ирландцы надеялись на мирное воссоединение через сокращение территории Северной Ирландии к району Белфаста.  Майкл Коллинз в тот же день заявил, что он только что подписал свой собственный смертный приговор.

7 января 1922 г. Дойл Эрен утвердил договор 64 голосами против 57. Протестуя против отделения Северной Ирландии, Имон де Валера ушёл в отставку с поста главы государства. Он заявил, что Коллинз и Гриффит, поставив подпись под договором, превысили свои полномочия. Под руководством Майкла Коллинза было сформировано новое южноирландское правительство, которое с удивительной скоростью занялось созданием армии, полиции и администрации. ИРА, насчитывавшая в своих рядах почти 100 тыс. бойцов, раскололась  на республиканцев и сторонников Свободного государства, образовавших новую ирландскую армию. Буржуазное крыло Шинн Фейн согласилось со статусом доминиона, в то время как республиканское крыло желало продолжать борьбу. Республиканцы отказывались признавать новое правительство, но они вынуждены бессильно смотреть на установление протестантского режима апартеида в Северной Ирландии. Наряду с начальником штаба ИРА Мулкахи 8 из 13 членов Армейского совета ИРА высказались в пользу подписания договора, и также 8 из 18 командиров дивизий. Находясь на стороне республиканцев, командир Валера Рори ОʼКоннор мог, правда, полагаться на большую часть бригадных командиров, младших офицеров и солдат.

Католическая церковь, протестанты, зажиточные крестьяне и буржуазия поддерживали Коллинза. Распавшиеся части ИРА заново реорганизовывались с обоих сторон, и у республиканцев оказались ведущими радикальные элементы. Хотя уже имелось 130 тыс. безработных, временное правительство в Дублине, оглядываясь на своих реакционных союзников, не проводило никаких социальных реформ. С другой стороны, для республиканцев национально-освободительная борьба обладала приоритетом перед революционными преобразованиями. Организованная социалистами всеобщая забастовка социалистов против воинственных поползновений республиканцев привела к жестким столкновениям в Корке.

Расцениваемые всеми как референдум выборы в Свободном государстве от 14 июня 1922  г. закончились победой приверженцев этого государства, набравших 240 тыс. голосов. Затем шла Лейбористская партия (130 тыс. голосов), Шинн Фейн (120 тыс. голосов, 36 мандатов) и остальные группы (110 тыс. голосов). Республиканцы отвергли совместную работу в парламенте, и когда правительственные войска не в последнюю очередь под британским давлением напали на штаб ИРА в Дублине, началась гражданская война. Собственно, поводом послужил захват Верховного суда в Дублине республиканцами, последовавший за похищением одного депутата Дойла. ИРА не признала отказ от республики, считая его противоречащим конституции и боролась за объединенную Ирландию. Для части подпольной армии эта республика имела более широкое измерение, а именно социально-экономическую революцию.

Коммунисты оказались на стороне противников договора. Они считали классовую борьбу составной частью борьбы за единство Ирландии и против британского империализма. Лидер партии Рори Коннолли, сын казенного британцами Джеймса Коннолли и ветеран «Гражданской армии», отверг точку зрения лейбористов, что пролетариат борется только против капитализма как преступную нелепость. Шон МакЛаф, когда-то пятнадцатилетний участник Пасхального восстания, призвал ИРА не сводить борьбу только к военным аспектам, так как это было бы верным поражением. Республиканцы должны были привлечь на свою сторону рабочих и крестьян социальной агитацией. Они должны были выступать за национализацию банков, транспорта и промышленности, также как за раздел крупной земельной собственности. Левонастроенный командир бригады в Донегале, П. ОʼДоннелл, особо приветствовал это сближение. Лиам Меллойз уже  разработал для Шинн Фейн прокоммунистическую программу. В глазах радикальных националистов ирландский капитал стоял на стороне предательского Свободного государства. Вначале республиканцы сражались на линии от Ватерфорда до Шэннона. Очень скоро правительственные войска на Востоке обошли их и ударили во флан г.

В ноябре 1922 г. Рори Коннолли возвратился с конгресса Коммунистического интернационала в Ирландию и предложил изменить тактику. Республиканцы должны были уступить и возвратиться в Дойл как сильная оппозиция. С прекращением боевых операций их части ИРА должны были продолжать существовать как военное крыло. Конечной целью было создание социал-революционной республиканской партии. П. ОʼДоннелл отверг эти предложения, и ирландская  компартия дезавуировала своего лидера, что он неверно понял директивы из Москвы. После ожесточенных сражений с ориентировавшимися на Москву марксистами в 1924 г. партия была распущена.

Как и в борьбе против британцев, к боевым действиям добавились целенаправленные террористические атаки. К числу погибших принадлежали фельдмаршал сэр Генри гильсон, когда-то начальник британского Генерального штаба, и застреленный 22 августа 1922 г. Майкл Коллинз. Гражданская война закончилась в апреле 1923 г. с односторонне объявленным де Валера перемирием и однозначным военным поражением ИРА. Шон Рассел организовал создание многочисленных военных лагерей республиканцев, из чего движение еще долго извлекало пользу. Одержавшие победу сторонники Свободного государства казнили 77 активистов ИРА, и еще 13 тыс. исчезли за стенами тюрем и в концлагерях. В боях, длившихся на протяжении десяти месяцев, погибло 4 тыс. человек, больше чем в борьбе против британцев. На новых выборах, состоявшихся в августе 1923 г., число голосов за Шинн Фейн сократилось до 25.4%, и кроме того, республиканцы отказались от мест в Дойле. У власти находилась созданная приверженцами Свободного государства «Куманн на Гедхел», опиравшаяся на ирландские средние слои. Подпольная борьба республиканцев против консерваторов продолжалась, конечно, и дальше.

В Северной Ирландии возникло «Протестантское государство для протестантского народа», управляемое Ольстерской юнионистской партией во главе с премьером Джеймсом Крейгом – фактически однопартийная система при экономической, общественной и политической  дискриминации католического населения. Показательно, что с 1921 по 1969 гг. сменится только четыре премьер-министра. Протестантские группы составляли 65,1 % населения, а католики – 34,9%. Благодаря манипуляциям с границами избирательных округов и недемократическому избирательному праву ОЮП ставила в невыгодное положение и без того находившихся в меньшинстве католиков, интересы которых в парламенте безуспешно представляла возникшая из ОИНП Национальная партия. Эта Северная Ирландия носила черты, родственные фашизму: акцент на историческую общность и мнимую угрозу общей культуре и прежде всего экономическому положению со стороны ирландцев-католиков могло сплотить все классы протестантского общества. Менталитет осажденной крепости сохранялся в неизменном состоянии начиная с XVII в. Рабочие-протестанты, в противовес католикам находившиеся в привилегированном положении, ориентировались на своих юнионистских предпринимателей – католик как козел отпущения и скрытая опасность смягчал социальную напряженность, и это также препятствовало появлению надконфессионального профсоюзного движения. Пропагандой занимались юнионистские местные объединения и ложи Ордена оранжистов. Орден оранжистов поставлял ОЮП бесклассовую основу, и почти двадцать лет Джеймс Крейг объединял в одном лице должности великого магистра и премьер-министра. Насколько это касалось их собственной «коммьюнити», юнионисты развивали все же вполне демократические структуры.

Опорой режима служили парамилитарные полицейские формирования Королевской ольстерской полиции, которая в случае необходимости имела в запасе резервистов из состава Ольстерской специальной полиции, созданной на основе Ольстерских добровольческих сил, пользовавшейся дурной славной В-Спешлс. К ним следует добавить С-резерв  из протестантов, бывших владельцами оружия, которые, если было надо, подлежали мобилизации как многочисленная народная милиция. Закон о гражданском управлении (особых полномочиях) от 1922 г. предоставлял министерству внутренних дел широкие права в деле борьбы против врагов протестантского государства. На протяжении десятилетий оно находилось под угрозой тлеющего конфликта, который в конце концов его и разрушит.

 

4.  Республиканизм и социализм

 

Заключенный 3 декабря 1925 гоговор уладил ирландский пограничный кризис. Демаркационная линия между Свободным государством и Северной Ирландией осталась без изменений, чем окончательно были разрушены надежды североирландских католиков. Охвативший юг католический пуританизм с его запретом разводов и цензурой углубил пропасть с протестантским севером. Ирландия была избавлена от ответственности за государственный долг Великобритании, но зато на нее были взвалены все возникшие с января 1919 г. издержки, вызванные войной. Оба ирландских кабинета  должны были консультироваться по поводу возникающих проблем. В Южной Ирландии царило возмущение договором. К этому добавились вскоре оспариваемые ежегодные земельные выплаты, которыми ирландские сельские хозяева должны были возместить бывшим британским земельным собственникам потерю их владений. Бесправные североирландские католики надеялись на помощь с юга, однако политическому истеблишменту было ближе создание и защита своего собственного суверенного государства. Другими факторами являлись сопротивление католической церкви возникающему с включением Северной Ирландии мультиконфессиональному обществу, а также экономический упадок Белфаста из-за потери ирландской глубинки (и структурные изменения в мировой экономике) и связанные с этим расходы на воссоединение. С 1938 г. Лондон был вынужден оплачивать североирландский бюджет. Североирландские католики как гипнотизированные смотрели на юг и отказывались от какой-либо активной деятельности в протестантском государстве.

К этому времени остатки ИРА стали высказывать сомнения в отношении верности курса, представленного Шинн Фейн. Значение партии падало, и из США приходило все меньше пожертвований. На армейском собрании в декабре 1925 г. начальник штаба Фрэнк Айкен заявил, что партийное руководство во главе с де Валера не принимает во внимание участие в Дойле. Делегаты были и без того против  гражданского контроля над их армией и хотели воспрепятствовать возможному расколу. Подавляющим большинством они высказались за отделение от Шинн Фейн. Армейский совет из семи членов принял на себя политическое руководство ИРА. П. ОʼДоннелл оказал этому шагу значительную поддержку, так как он хотел участия движения в социально-экономической борьбе, чтобы превратить его в революционную боевую силу. Со своей стороны, это оспаривал новый начальник штаба Морис Томи, в большей  степени верный традиционной цели объединения Ирландии. Его сторонники упрекали  ОʼДоннелла в коммунистических тенденциях и опасались потерять авторитет в обществе. С другой стороны, нищенское положение рабочих и крестьян-бедняков в Ирландии делало левый поворот неизбежным.  Численность ИРА к этому времени колебалась между 15 и 30 тыс. чел.

В мае 1926 гмон де Валера сформировал новую партию Фиана Файл, чтобы при условии отмены присяги британской короне сотрудничать в Свободном государстве. За ним последовало большинство депутатов от Шинн Фейн, а также половина членов партии. Шинн Фейн утратила значение и номинально сохранила только 5 депутатов.  Впредь партия считала Валера предателем и избрала Арта ОʼКоннора председателем своего теневого правительства. Заполучив средства после ряда налетов на банки, ИРА расширяла свою деятельность и неоднократно устраивала нападения на полицейские казармы в Южной Ирландии. Когда 10 июля 1927 г. вице-премьер и министр юстиции Кевин ОʼХаггинс был убит боевиком ИРА, последовали жесткие преследования республиканского подполья. Закон об общественной безопасности предусматривал драконовские приговоры военно-полевых судов, помещение в концлагерь  и даже смертную казнь. Каждый кандидат в Дойл был обязан давать письменное обещание, что после своего избрания он принесет присягу британской короне. Как следствие, Шинн Фейн вообще не принимала участия в ближайших парламентских выборах и на глазах превращалась в политическое крыло ИРА, которая постепенно пропитывалась социалистическими идеями.

В ноябре 1927  г. высокопоставленный офицер ИРА Фицморис председательствовал на конгрессе друзей Советской России в Москве. Он заявил, что задачей подпольной армии является донести до ирландского пролетариата, что судьба народа Ирландии связана с судьбой Советского Союза. Официальная делегация ИРА в составе 10 человек приняла участие в торжествах по поводу десятилетия Великой Октябрьской социалистической революции. В феврале 1928 г. газета ИРА «Ан Пхоблахт» пропагандировала отказ от парламентаризма, так как парламенты постоянно обманывают революционеров. На состоявшемся в начале 1928 г. в Дублине первом всемирном конгрессе Лиги против империализма представитель ИРА выступил в роли главного докладчика. В конгрессе приняли участие националисты из Китая, Индии и арабского мира. Была учреждена ирландская секция Лиги под руководством Шона МакБрайда. Республиканский теневой парламент принял в марте общеирландскую конституцию. На втором всемирном конгрессе Лиги против империализма в 1929 г. во Франкфурте-на-Майне МакБрайд и ОʼДоннелл представляли ИРА. Приговоренного к двум годам принудительных работ за нелегальное владение оружием активиста ИРА заочно избрали почетным председателем конгресса. В апреле 1930 г. Армейский совет ИРА опубликовал носивший социалистический оттенок проект конституции, в котором провозгласилось единство городского и сельского пролетариата, рабочих-протестантов и рабочих-католиков. Республиканцы приняли участие в создании первых ячеек коммунистических Западноевропейских крестьянских комитетов. В рядах немецкой секции позже обретут известность национал-революционеры Бодо Узе и Бруно фон Заломан. В феврале 1931 г. «Ан Пхоблахт» открыто требовала коллективизации ирландского сельского хозяйства, что вызвало гнев реакционного правительства в Дублине. Ирландская Республиканская Армия снова была объявлена вне закона.

Новым политическим крылом ИРА стало основанная 26 сентября 1931 г. движение Саор Эр («Свободная Ирландия»). Имея независимое революционное руководство, рабочие и крестьяне должны были свергнуть господство британских империалистов и их союзников, ирландских капиталистов. В республиканской, социалистической и объединенной Ирландии следовало  национализировать промышленность и сельское хозяйство. Лидером партии стал Р. ОʼДоннелл, и учредительный съезд отправил приветственное письмо Советскому Союзу.

Одновременно ИРА начала скорее прорывную, нежели террористическую кампанию против пивных и магазинов, продававших британские продукты. Уже в ближайший месяц  ирландские епископы в своем пастырском послании осудили Саор Эр как однозначно коммунистическую и выступили против революционных тенденций. В Ирландии распространился страх перед коммунизмом.

 


(На главную страницу) (Стань другом НБ-Портала!) (Обсудить на форуме)

Rambler's Top100