[На главную страницу НБ-Портала] [О проекте] [НБ-идеология] [Фотоархив] [НБ-Арт] [Музыка]


 ИРЛАНДСКАЯ  РЕСПУБЛИКАНСКАЯ АРМИЯ

 

Рихард Шапке, перевод с немецкого Андрея Игнатьева

 

Я – политический узник, жертва беспрестанной войны между угнетенным ирландским народом и враждебным, тираническим, нежеланным режимом, отказывающимся уходить с нашей земли

 

Бобби Сэндс, мученик республиканского движения

 

Часть первая. Корни конфликта в Северной Ирландии

 

1.  Ирландия на рубеже XIX-XX вв.

 

Причиной ирландской дилеммы является, конечно, факт, что соседкой Зеленого острова оказались мощная в политическом, экономическом и военном отношениях Англия. Начиная с XII в. ирландская история была также историей английского влияния в Ирландии. Ирландию часто называют первой британской колонией (шотландцы и валлийцы могли бы здесь иметь другую точку зрения), и самого начала форма британского господства сравнима с захватом земель в Северной Америке. Здесь, как и там, коренное население подверглось изгнанию, массовым убийствам, культурному геноциду и угнетению. Потомки протестантских поселенцев отождествляли себя со своей религией, также как колонисты в Африке и Америке со своим цветом кожи. Этот процесс усиливался благодаря ускоренному экономическому и социальному развитию области их преимущественного расселения, что, кажется, подтверждало их веру, что они являются народом, избранным Богом для возделывания измученного отсталостью ирландского острова. Конфликт в Ирландии имеет много измерений. Он содержит религиозный (ирландские католики против иммигрантов-пресвитериан и англикан), социальный (рабочие и крестьяне против аграрного и  промышленного капитала), экономический (аграрная Южная Ирландия  против промышленной области Белфаста) и национальный (ирландцы против англичан и шотландцев) компоненты.

С экономической точки зрения, Ирландия на рубеже веков являлась сельскохозяйственной колонией Лондона, в то время как промышленная революция затронула главным образом северо-восточные районы вокруг Белфаста и Дерри. Большая часть земельной собственности и промышленного капитала находилась в руках протестантского населения, состоящего из потомков британских и шотландских колонистов. В 1911 г. 73,86% из 4.390.219 жителей Ирландии составляли католики. Большая часть протестантов была сосредоточена в провинции Ольстер, современной Северной Ирландии. Здесь проживало 421 тыс. шотландских пресвитериан, 367 тыс. британских англикан, 49 тыс. методистов и 54 тыс. приверженцев реформистских сект, превративших в меньшинство 691 тыс. католиков (43,6% от всего населения). Вне Ольстера имелось только 257,2 тыс. протестантов, самое крупное меньшинство которых в 30 % городского населения проживало в Дублине. При двойной проблеме меньшинств (протестанты в Ирландии, католики в Северной Ирландии) ни большинство, ни меньшинство не чувствовало себя уверенно; оба чувствовали себя находящимся под угрозой и наращивали потенциал для конфликта и применения насилия.

Социальное положение простого народа было ужасающим. В 1896 г. 78% всех ирландских наемных работников еженедельно приносили домой менее чем один фунт стерлингов. В сравнении это составляло 40% от заработка в Англии и Уэллсе и 50% от заработка в Шотландии. В Ирландии был самый высокий уровень смертности в Европе, и благосостояние острова измерялось в 1901  г. в одну семнадцатую, а возможно даже только в одну двадцатую от британского уровня. При этих обстоятельствах больше всего страдали католики, так, как только в Ольстере имелись средний и нижний слой из протестантов (здесь можно говорить о вертикальном расслоении общества). В промышленности католики занимали самые плохие места, и с 35 % доля занятых в сельском хозяйстве (заметим, среди занятых) была выше среднего у протестантов. Более чем 90% всех квалифицированных рабочих в Белфасте составляли протестанты. Еще в 1911 г. неграмотность среди католиков старше 9 лет, составляла 11,3 %, была намного выше, чем у протестантов; в Гэлвее уровень неграмотности среди  католиков достигал даже 18,8%. Таким образом, дело для угнетенной католической массы обстояло одинаково плохо в любой из областей (сельское хозяйство, промышленность, образование).

Особое положение среди четырех провинций Ирландии – символом которой был лист клевера с четырьмя листьями – занимал Ольстер на северо-востоке (три другие это Ленстер, Манстер и Коннахт). Если протестанты в других частях страны образовывали нечто вроде колониального господствующего слоя, то здесь обосновалась настоящая группа населения англошотланского происхождения. В противоположность изолированной части острова Ольстер со своими верфями и текстильной промышленностью имел выход в мировую экономику. Поддерживались тесные экономические связи с Шотланией, и живущие здесь  пресвитериане и англикане уже давно преодолели свою старую религиозную вражду.

Среди ольстерских протестантов до сего дня господствует классический менталитет колонистов. К католической Ирландии не испытывают ничего, кроме как презрения. Ирландцы считаются остальными, отвратительными и неполноценными. Случаи резни во время крупных восстаний, конечно способствовали развитию подобных настроений, также, как и подсознательное чувство нахождения в осаде со стороны подавляющего католического большинства. От введения самоуправления на острове ожидали религиозных преследований со стороны «послушных Риму» католиков и передела богатств в пользу бедных Запада и Юга. Расово-религиозная враждебность к ирландцам оказывалась сильнее, чем классовая идеология, так что рабочее движение здесь оставалось слабым. автор Дж. Ли указывает на присущее кальвинистам создание избранности – с которым мы сталкиваемся во время колонизации Северной Америки или Южной Африки – и идет вплоть до  того, что говорит о наличии у ольстерских протестантов менталитета «народа господ». Для этого сознания раса и религия нерасторжимо связаны. Дискриминация католиков напоминала и напоминает еще и сегодня режим апартеида в Южной Африке. Из девяти графств провинции Ольстер в 1911 г. только Антрим, Арма и Даун имели однозначно протестантское большинство. В Дерри с его католическим городом и протестантской округой уже ситуация была проблематичной, а в Фермана, Каване, Донеголе, Монахане и Тироне население большей частью имело ирландское происхождение.

Ирландские протестанты состояли преимущественно в рядах юнионистов и их союзников, консерваторов. Юнионистское, выступающее за сохранение Ирландии в составе Соединенного Королевства движение в принципе не имело устойчивого центра, но опиралось на местные союзы. С 1905 г. они были объединены под руководством Ольстерского Юнионистского Совета. В качестве могущественной организации на заднем плане существовал Орден оранжистов. Ложи этого движения, напоминающего масонов, представляли собой инкубатор сознания избранности, дискриминации и политики влияния. Его члены ориентировались на верность британской короне и исповедовали ярко выраженный расово мотивированный антикатолицизм. Явное ослабление позиций протестантов было связано с шедшей продажей пахотной земли преимущественно католическим арендаторам. К 1916 г. 63,9 % всех арендаторских участков были приватизированы.

На стороне ирландцев-католиков выступала прежде всего основанная в 1900 г. Джоном Эдвардом Ремондом Объединенная ирландская национальная партия (ОИНП). В случае Ремонда речь шла о представителе тонкого верхнего слоя католиков-землевладельцев. Он не находил какого-либо общего языка с выступавшей за возрождение традиционной ирландской культуры Гэльской лигой или радикально-революционным Ирландским республиканским братством (ИРБ). ОИНП хотела, чтобы самоуправляющая («гомруль») Ирландия оставалась в составе империи, что, с её точки зрения, открывало большие перспективы перед добившимися свободы ирландцами. Англия должна была сохранить за собой касающиеся всей империи вопросы, такие как внешняя политика, экономика и торговля. И все же внутри партии существовало радикальное крыло, выступавшее за полный разрыв с Лондоном.

 

2.  Республиканское движение

 

На рубеже веков позиции радикального республиканского движения среди ирландских националистов были очень слабыми. Террористическое ИРБ располагало только небольшим количеством членов и стояло под эффективным надзором британской секретной службы. Но покой будет сохраняться недолго – исходящие из существовавшего в Америке движения «Клан на гаэл» новые и бурные импульсы устремления к подлинной независимости достигли Зеленого острова. Начало этой деятельности положила кампания против Бурской войны. Горстка ирландских добровольцев сражалась на стороне буров, и 2 марта 1901 г. Джон Дейли, мэр города Лимерик в США, призвал ирландцев к революционной борьбе. Он заявил, что империя будет ослаблена Бурской войной и публично высказал свое презрение к Редмонду. К этим националистическим импульсам добавились и социалистические моменты: уже в 1896 г. Джеймс Коннолли основал Ирландскую социалистическую республиканскую партию. Для Коннолли социализм и национализм в Ирландии имели общие цели. Подлинного конца угнетения следовало достичь благодаря созданию рабочей республики, а также устранению капитализма, крупной земельной собственности и власти банков. ИСРП в меньшей степени находилась под влиянием догматического марксизма, но опиралась на старинную кельтскую традицию общественной собственности на землю. Так как у левых республиканцев обнаружились сопоставимые начинания, имелось в изобилии возможностей для контактов.

Из Национального совета как платформы для протестов против посещения Ирландии британским королем в 1903 г. развивалась партия Шинн Фейн («мы сами»). Основанное в 1905 г. Артуром Гриффитом движение стремилось к ненасильственному отделению от Англии, при этом ирландские депутаты должны были покинуть нижнюю палату британского парламента и образовывать свой собственный парламент. Вызванное Актом о союзе от 1800 г. слияние ирландского парламента с нижней палатой британского рассматривалось как незаконное. По образцу австрийско-венгерского соглашения от 1867 г. Гриффит предусматривал личную унию под британской короной. В экономическом отношении Ирландия должна была развиваться в направлении самообеспечения, создавать собственную промышленность и  своими силами производить модернизацию. Экстремизм ИРБ и «Клан на Гаэл» вначале отвергался. И все же Гриффит подхватил их определение Ирландии как оккупированной страны. Он указал на то, что ирландские арендаторы и должники платили за отобранную у них землю. ОИНП своим сотрудничеством с Вестминстером якобы признала власть Англии. Шинн Фейн заявила о своей принадлежности к гэльской (кельтско-католической) культуре. Уже в 1907 г. партия сумела поглотить несколько националистических раздробленных группировок, и радикальные республиканцы постепенно обрели влияние.

ИРБ критиковало Шинн Фейн за то, что та обращалась  преимущественно к среднему слою и интеллектуалам. В том же 1907 г. здесь к руководству пришла новая группа молодых лидеров, и борцы ирландского подполья снова вспомнили о своих старых добродетелях, таких как строгая конспирация, система ячеек и кадровый принцип. Как следствие, органы британской госбезопасности потеряли контроль за активистами организации. Гриффит прекратил свою борьбу против ИРБ и позволил его членам вступать в Шинн Фейн. С их растущим проникновение Гриффит медленно терял влияние –   уже в 1911 г.  основная масса партийцев поддержала неожиданно поднявшуюся волну сопровождавшихся насильственными действиями забастовок анархо-синдикалистского характера.

 

3.  Законопроект о гомруле и путь к гражданской войне

 

Во время правления британского премьер-министра Асквита события сдвинулись с мертвой точки. Из-за своего ожесточенного конфликта по конституционной реформе Асквит нуждался в политических союзниках. Гарантируя прохождение законопроекта о гомруле, британское правительство приобрело поддержку ОИНП для лишения лордов полномочий. Ожидавшееся введение самоуправления в условиях преобладания католиков встревожило протестантских юнионистов, которые под руководством сэра Эдварда Карсона и капитана Джеймса Крэйга стали готовиться к сопротивлению. Возникла Ольстерская юнионистская партия, и с 1911 г. Ольстерский юнионистский совет готовил захват власти. На всякий пожарный случай юнионисты уже разбили военный лагерь. В том же году бесцеремонный Эндрю Бондар Ло захватил руководство консерваторами. Бонар Ло любой ценой хотел свергнуть либеральное правительство Асквита, и для этого ему оказался полезным грозящий единству Соединенного королевства ирландский вопрос.

Лондон уже в 1912 г. решил исключить четыре графства Ольстера с преимущественно протестантским населением из законопроекта о гомруле. Сначала Асквит хотел все же ввести закон для всей Ирландии и оставить за собой дальнейшие изменения. Ремонд уже видел себя первым премьер-министром Ирландии и к неудовольствию многих сторонников принял очень ограниченный проект автономии для острова.

Юнионисты последовательно отвергали гомруль и называли ограниченное самоуправление началом отсоединения всей Ирландии. Они отказывали Лондону в праве вводить самоуправление для Дублина и заявляли, что будут сопротивляться всеми доступными средствами. Эта позиция была вызвана структурными различиями между Ольстером и остальной частью острова, страхом перед католиками и беспокойством за существовавшее до сих пор привилегированное положение. Колеблющаяся позиция Ремонда в отношении права вето Ольстера в запланированном ирландском парламенте и его решительное неприятие отделения графств с преимущественно протестантским населением только подтверждали юнионистские опасения. Бонар Ло открыто заверял юнионистов, что поддержит их, какую бы форму сопротивления гомрулю они бы не избрали. Консерваторы дошли до поддержки воинствующего сопротивления. За Ольстером было признано право на вооруженную борьбу – Бонар Ло косвенно побуждал также и ирландцев к тому, чтобы прибегнуть к насилию, в случае если бы законопроект о гомруле потерпел бы крах.

Положение теперь стремительно обострялось. После того как либералы на дополнительных выборах смогли занять одно место в нижней палате, прежде принадлежавшее  юнионистам, даже большинство депутатов от Ольстера составляли сторонники гомруля: пятнадцать представителей ОИНП и два либерала имели против себя только шестнадцать юнионистов. Те отреагировали угрозой провозгласить временное правительство и создали милицию в виде Ольстерских добровольческих сил (ОДС).

Тем не менее они умерили свои требования до той, степени, что только шесть из девяти графств Ольстера следовало исключить из действия громуля. К этой точке зрения («Home Rule within Home Rule») («Громуль внутри громуля» –   Примеч. пер.) склонялся также и Лондон. ОИНП, будучи чисто парламентской группой, вынуждена была бессильно глядеть на радикализацию настроений в Ольстере. Летом 1913 г. нижняя палата приняла законопроект  о  гомруле в третьем чтении, но верхняя палата отреагировала наложением вето, откладывающим введение  гомруля на 12 месяцев. Асквит оказался в затруднительном положении: при вступлении в силу законопроекта о гомруле пришлось бы считаться с открытым восстанием в Ольстере, но  аннулирование отсроченного закона означало бы гражданскую войну во всей Ирландии. К тому же надежность стоявших в Ирландии войск была в высшей степени сомнительна – среди 26.591 расквартированных на острове солдат и унтер-офицеров только 6.400 составляли католики, и на 304 офицера-католика приходилось 1904 протестанта. Наряду с этими войсками на стороне ОДС в крайнем случае могли бы выступить Королевскую ирландскую полицию в составе 11.850 чел.

В ноябре 1913 г. в качестве ответа на формирование ОДС католики создали свою собственную милицию в виде «Ирландских добровольцев», которая безнадежно уступала юнионистам в отношении боеспособности. Шинн Фейн теперь ответственно участвовала в организации сопротивления, и 90% офицеров принадлежало к ИРБ. Гриффит не принял готовность Редмонда к компромиссу, так как он вызвал бы раздел Ирландии; кроме того, для программы Шинн Фейн, предусматривающей достижение автаркии, промышленный Ольстер был незаменим. Главнокомандующий  Еин МакНил, конечно, не собирался воевать против Лондона, но при помощи угроз добиться проведения в жизнь закона о гомруле. Радикальные силы уже видели себя ядром республиканской оппозиции в будущем ирландском парламенте. Джеймс Коннолли внес свою долю со своей еще небольшой Гражданской армией – левонационалистической милицией, которую справедливо называли первой Красной армией в мире.

В марте британское правительство после мятежа среди оккупационных войск в Ирландии вынуждено было гарантировать, что вооруженные силы не будут задействованы против ОДС. Тем временем на острове 180 тыс. «Ирландских добровольцев» и 85 тыс. чел. ОДС противостояли друг другу. Если бы Лондон ввел гомруль, то следовало бы послать войска против британского населения острова. Если бы он пошёл на уступки юнионистам и тори, то следствием было бы восстание в Ирландии. В таком случае боевые действия могли бы перекинуться и на главный остров, где имелась сильная ирландская диаспора, не говоря уже о воздействии на общественное мнение в США, где проживало 9 млн. американских ирландцев. В июне 1914 г. правительство внесло поправку в законопроекте о гомруле, согласно которой каждое из девяти графств Ольстера имело бы право в течение шести лет через референдум отделиться от Ирландии. Дублин должен был доказать свою способность к самоуправлению и этим путем завоевать Белфаст на свою сторону. Верхняя палата теперь приняла гомруль, но потребовала отделения всей провинции.  После этого сокрушительного политического поражения Асквит попытался разрешить ирландский вопрос, ставший основной проблемой британской политики  при помощи переговоров всех партий. На этих переговорах юнионисты настаивали на постепенном отсоединении четырех графств с преимущественно протестантским населением с прибавлением Тирона и Ферманы, что собственно и стало временем рождения нынешней Северной Ирландии.

 

4.  Начало Первой мировой войны

 

Как известно, 28 июня 1914 г. раздались роковые выстрелы в Сараево, и Великобритания вступила в Первую мировую войну с грузом латентной гражданской войны. Закон о гомруле даже вступил в силу 18 сентября 1914 г., однако при особом акценте на поправку его реализация была отложена до конца войны. Как Карсон, так и Редмонд призвали милиционеров к участию в защите Ирландии, чтобы британские войска с чистой совестью могли отправиться на европейскую войну. Из протестантских добровольцев была сформирована 36-я Ольстерская дивизия,  о жертвенном пути которой  на Сомме в 1916 г. ежегодно вспоминает Орден оранжистов в церкви Дрюмкрее / Портадаун, а из католиков создана 16-я Ирландская дивизия. В глазах большинства ирландского населения Германия плохо выглядела после политического и военного насилия над маленькой Бельгией.

После того как Англия объявила войну Германской империи, ОИНП потеряла большую часть своей поддержки у американских ирландцев, которые сообща с немецким посольством проводили в США антибританские кампании. До сих пор шедшие преимущественно ОИНП пожертвования направлялись теперь ИРБ и Шинн Фейн. ИРБ и движения кельтской культуры в сентябре объявили войну пробританской линии Редмонда и, будучи радикальным революционным меньшинством, осуществили открытый раскол ирландского национального движения. Под руководством Шинн Фейн республиканцы набросились на близкое к Редмонду командование «Ирландских добровольцев». Сторонники гомруля  откололись в виде «Национальных добровольцев», чтобы очень скоро исчезнуть. МакНил   остался главнокомандующим «Ирландских добровольцев»; со своей армией он хотел обеспечить соблюдение закона о  гомруле и воспрепятствовать введению в Ирландии всеобщей воинской повинности. Лондон одобрил существование ирландских милиций и, принимая во внимание добровольцев, а также общественное мнение в США и Австралии,  скрипя зубами вынужден был смотреть на поведение республиканцев. Авансы в пользу прямого военного сотрудничества с Германией в Берлине были восприняты очень сдержанно, и формирование ирландских добровольческих соединений, которое продвигал сэр Роджер Кейзмент в самом начале потерпело неудачу.

В  конце октября 1914 г. Том Кларк,  Шон МакДиармада из ИРБ, Джеймс  Коннолли, бывший политик из ОИНП Уильям ОʼБрайен и председатель Шинн Фейн Гриффит согласовали общую программу. «Ирландских добровольцев» следовало превратить в постоянную армию, при этом надо было воспрепятствовать набору ирландцев в британскую армию. Немецкое вторжение следовало поддержать, поскольку Берлин давал политические гарантии независимости Ирландии. Введение военной повинности или разоружение католической милиции рассматривались как повод для открытого восстания. Восстание следовало подготовить и провести еще до конца войны. Для этого республиканцы форсировали строительство «Ирландских добровольцев», молодежного движения «Фианна Файл» и женской организации «Куманн на ман». Так как никаких координационных встреч более не состоялось, экстремисты из ИРБ действовали самостоятельно.

В течение следующего года был сформирован Военный совет ИРБ, куда вошли  Патрик Пирс, Джозеф Планкет,  Имон Синт, Том Кларк,  Шон МакДиармада, Томас МакДона и Джеймс Коннолли. Также принимали участие высокопоставленные командиры милиции МакНил, ОʼРейли и Хобсон, которые должны были выдвинуться на первый план только в случае успешного восстания – в случае неудачи «Ирландские добровольцы» таким образом оставались незатронутыми. В сентябре 1915 г. ИРБ избрало новый политический Высший Совет. В него вошли Деннис Мак Каллаф (президент),  Шон МакДиармада (серктарь) и Том Кларк (казначей).

Были созданы региональные командования под руководством Мак Каллафа для Ольстера,  Шона Тобина для Ленстера, Диармуида Линча для Мюнстера, Алекса Мак Кабе для Коннахта, Дика Коннолли для Южной Англии, Джозефа Глеесона для Северной Англии и Пэта МакКормика для Шотландии.

В начале 1916 г. Военный совет ИРБ принял решение устроить восстание в Дублине на Пасху. Восстание в ирландской столице должно было послужить сигналом для остальных провинций острова, а значит, никоим образом не  думали о бессмысленном жертвоприношении. Твердое ядро республиканцев состояло только из 15 тыс. чел., вооруженных всего 1800 винтовками и револьверами, слишком мало, и наконец все же обещанные немцами поставки крупных партий оружия не достигали острова. Кейзмент хотел помешать восстанию, однако отправленный немцами в страну политик попал в руки британцев и был арестован как государственный изменник. Британские власти в Дублине получали многочисленные предупреждения, однако ничего не предпринимали. Пасхальное восстание 24 апреля 1916 г. ознаменовало наступление нового этапа в длящейся столетиями освободительной борьбы ирландцев против британского господства – и этот этап не закончен даже и сегодня, в начале XXI в.


(На главную страницу) (Стань другом НБ-Портала!) (Обсудить на форуме)

Rambler's Top100